БРАТСТВО КОБЗЫ

Все о музыке
Ответить
Аватара пользователя
Ира
Сообщения: 89
Зарегистрирован: Пн ноя 16, 2020 9:35 pm

Чт дек 10, 2020 6:53 pm

Кобзари издавна считались мудрецами, наделенными магической силой. Они владели особыми знаниями, которые скрыли до лучших времен.
С незапамятных времен по Украине странствовали кобзари. Когда они заходили в село, крестьяне тут же бросали свои дела, чтобы послушать слепого певца. Из их песен люди узнавали о подвигах героев, сражавшихся за счастье родной земли, на глаза наворачивались слезы скорби по павшему в бою с врагами соотечественнику. А когда вдруг радостно звенели струны кобзы, когда запевал кобзарь веселую песню, забывали люди о своих горестях, заботах и тревогах, и мир казался им светлее и лучше.

Тайны кобзарского цеха

Вопреки сложившемуся стереотипу кобзари не были нищими. Некоторые из них зарабатывали приличные деньги, которые тратили на выкуп пленников из турецкой неволи. Таких кобзарей в народе считали святыми, «божьими людьми».

Кобзарство было закрытой кастой, проникнуть в которую мог не каждый — нужно было не один год учиться. Допускались к обучению исключительно незрячие мужчины, женщинам играть категорически запрещалось, а нынешние «трио бандуристок» — это порождение советской эпохи.

Кобзарями часто становились бывшие запорожцы, которые потеряли зрение в битвах или в плену. Например, сохранились документальные свидетельства о Грицьке Кобзаре. Он был казаком. Попав в турецкий плен, вошел в доверие к врагам, был определен надзирателем на галеру, откуда и организовал побег казаков. За это турки выкололи ему глаза.

Бродячие музыканты объединялись в братства, или «гурты», в которых были свои атаманы, свои сотники и десятники, судьи и казначеи. Пан-мастер занимался «цеховщиной»: учил игре, пению, настройке инструмента. Пока ученик проходил «цеховщину», в тайны кобзарства его не посвящали. После окончания обучения совершался обряд посвящения.

Прошедший обучение и посвящение допускался к сакральным знаниям, которые кобзари передавали из уст в уста. Такой способ передачи информации считался самым эффективным — если она в голове, владелец ее не потеряет, а злоумышленник не похитит. Знания были сведены в «Устиянские книги», которых, по преданию, было двенадцать. Они определяли «обычаи и цеховщину незрячего панибратства», учили «псалмы читать и за милостыню благодарить». «Книга струнников» учила музыкальной грамоте, «Хвахивець-духовець» — владению оружием кобзарей, посохом, и «как поступать с деньгами». Наизусть заучивали кобзари книги «О чужих землях и какие там порядки», «Вернется ли кто-нибудь с того света?» и даже «Что делать, чтобы незрячего полюбила добрая женщина или вдова», «Когда можно убить человека, за что и какого?».

Разглашение содержания устных книг непосвященным каралось смертью.

Между собой кобзари общались на особом арго — лебийском языке (от древнего «лебий» — слепой). До наших дней дошли отголоски древнего тайного языка. Например, деньги на лебийском — «хобари», играть музыку — «лобать», «впулить» — купить.

Диверсанты с кобзой

Известно, что многие представители казацкой старшины сами умели играть на кобзах и даже сочиняли песни. Например, фастовский полковник Семен Палий, которого Петр I сослал в Сибирь, и в неволе не разлучался с кобзой. Конечно, не каждый казак был музыкантом и не каждый музыкант — отважным воином, но из казацких летописей известно, что в Запорожский Сечи кобзарей принимали на военную службу полковыми музыкантами, за что те получали жалованье. А 27 сентября 1652 года Богдан Хмельницкий издал специальный универсал о создании кобзарского цеха.

Кобзари Хмельницкого работали агитаторами. Они ходили от села к селу и информировали людей о событиях, поднимали их на восстания — нередко ценой собственной жизни. В «Коденской книге» (сборнике судебных приговоров гайдамакам с 1769 по 1772 год) сохранились смертные приговоры трем певцам «за то, что казакам на бандуре играли».

Однако агитацией и пропагандой кобзари не ограничивались — некоторые были отличными диверсантами. Слепой и на вид немощный кобзарь мог, не вызывая подозрений, действовать в тылу врага.

Не каждый кобзарь имел поводыря, но у каждого был особый освященный нож «захланник», который носили на груди под рубахой, и каждый был вооружен посохом — «костурцем».

Легенды рассказывают даже об уникальной технике рукопашного боя, который назывался «костурец». Но есть и немало документальных подтверждений умения слепых кобзарей драться. Яркий тому пример — один из основателей Слободской школы кобзарства Гавриил Зелинский, который прекрасно владел приемами рукопашного боя. А знаменитый кобзарь Антон Митяй исполнял обязанности связного между частями армий УНР. Он прославился умением вслепую скакать верхом на коне, искусно владел саблей и на звук стрелял из пистолета.

Куда исчезли вещие Баяны

После разгона Сечи кобзарь Гнат Рогозянский созвал совет, на котором его коллеги по цеху приняли решение о поведении в «темные века». Что предвидели незрячие мудрецы, нам неизвестно. По легенде они затаили свои знания до поры до времени. И были правы.

В тридцатые годы XX века начались воистину «темные века». Кобзе и бандуре была объявлена настоящая война. Хранить их дома строго запрещалось как «классово враждебные» инструменты, ориентирующие «музыкальный фронт» на «времена гетманов и казацкой романтики». Зато в Украину завезли десятки тысяч балалаек и гармошек.

В прессе появлялись заметки о странствующих по Донбассу слепых кобзарях, ведущих контрреволюционную деятельность. Кобзарей систематически выслеживали на ярмарках, базарах, на улице — где бы те ни появлялись. Пойманных — уничтожали. Официальных документов нет (и странно было бы, если бы они были), но известно, что в декабре 1934 года в Харькове состоялся съезд, на который собрались около трехсот лирников и кобзарей якобы для участия в заключительном этапе Республиканской олимпиады города и села. Все участники съезда потом бесследно исчезли. Старожилы рассказывали, что всех их расстреляли за городом в одном из оврагов.

Но кобзари не переводились, и тогда советские идеологи решили взять кобзу под контроль. Были открыты классы игры на кобзе и бандуре, в которых готовили «советских кобзарей». Кобзари новой формации несли в массы искусство «национальное по форме и социалистическое по содержанию». Вместо маленькой, легкой народной бандуры был сконструирован большой и тяжелый инструмент. И теперь слово «бандура» ассоциируется с чем-то громоздким и неуклюжим.

Появились такие «шедевры» кобзарского творчества, как «Слава коммуне и Ленину», «Навеки с Москвой», «Дума о пионере Павлике». Но даже тогда кобзари не сдавались — часто в их репертуаре значились одни песни, а выходя на сцену, они пели то, что на душу ложилось.

Современные кобзари — это зрячие виртуозы с дипломами о высшем образовании. Они не владеют секретами древних кобзарей. Но легенда о тайных знаниях жива. И, может быть, они откроются, когда «темные века» закончатся.
Ответить

Вернуться в «Музыка»